Ученые ЮУрГУ составляют карту миграции по Южному Уралу в бронзовом веке

Как перемещались коллективы по территории Южного Урала в бронзовом веке и откуда приходили индивидуумы, выясняют ученые Южно-Уральского государственного университета.

Вуз получил грант на развитие масштабного проекта, который позволит отследить миграцию древних людей и станет основой для дальнейших исследований в этой теме на других территориях. Руководит проектом главный научный сотрудник НОЦ евразийских исследований, д.и.н. Андрей Епимахов.

– Андрей Владимирович, РНФ поддержал проект «Миграции человеческих коллективов и индивидуальная мобильность в рамках мультидисциплинарного анализа археологической информации (бронзовый век Южного Урала)». Расскажите об этом проекте?

– Мобильность – это качество, присущее человечеству, один из главных механизмов его адаптации. Можно сказать, что мы не только homo sapiens, но и homo mobilis. Однако о человеческих миграциях сегодня известно очень мало. И в рамках проекта мы намерены выяснить, как передвигалось население в пределах сравнительно небольшого региона – Челябинской области.

Миграции происходили в каждый исторический период и продолжаются сейчас, но для изучения мы выбрали бронзовый век. Дело в том, что именно эта эпоха наиболее хорошо исследована на Южном Урале, а значит, у нас будет больше объектов для анализа.

При этом перед коллективом стоит задача не просто создать инструмент для диагностирования степени мобильности населения в прошлом, но и проработать методический аспект для будущих исследований.

– В чем суть инструмента для диагностирования движения людей?

– Инструмент – это базовая карта, «накладывая» на которую обнаруженные в ходе раскопок образцы, можно будет определить, как они появились в исследуемой местности. Благодаря тому, что на Урале очень сложная геологическая структура, исследовать этот вопрос проще. Ведь горные породы влияют на микроэлементный состав воды, почвы, растений, животных и человека. И если состав не совпадает с местным, мы сможем проанализировать, к какой территории он ближе.

– Проводились ли подобные исследования раньше?

– Да, такой опыт уже есть у ученых Европы, Центральной и Южной Америки. В России начальные исследования проводились на Северном Кавказе. Для работы там отобрали несколько десятков образцов. В нашем же случае речь идет о многих сотнях. Мы получим гораздо более подробную и точную картину. Задача не просто доказать, что такой подход работает, но и показать, как двигалось население региона.

– В чем актуальность проекта?

– Ученые ведут дискуссии о крупных миграциях на протяжении больше чем 200 лет. Мы не имеем полной картины распространения языков и представителей разных рас в прошлом. Если говорить о бронзовом веке, то у нас фактически нет народов, сохранившихся с тех времен. Поэтому ученые выдвигают гипотезы и стремятся доказать их. Чем больше у исследователей будет инструментов, тем выше окажется достоверность выводов. Наша работа как раз предоставляет такой инструмент.

На фото: мужчина и женщина синташтинского времени (бронзовый век)

– Что ляжет в основу работы над проектом?

– Проект методически базируется на работах, сделанных иностранными коллегами-археологами. У них больше опыта в изучении миграции, принципиально другая обследованность территорий. Карты, которые нам только предстоит создать, они получили десятилетия назад. Этот полезный опыт мы намерены перенять, чтобы избежать ошибок. Также мы будем опираться на исследования, проведенные российскими геологами и геохимиками в рамках изучения Северного Кавказа и Урала. Важно отметить, что нам не нужно обращаться к иностранным специалистам для работы с оборудованием. Аппаратная база у нас своя, все оборудование мирового класса. Значит, наши результаты будут соответствовать мировому уровню и будут востребованы коллегами.

– С кем вы работаете над проектом?

– Для работы над проектом мы создали уральскую коллаборацию, в которую интегрировали разные организации. Задействованы силы Института минералогии УрО РАН в Миассе, Института географии РАН (Москва), а также Института геологии и геохимии им. Академика Заварицкого УрО РАН в Екатеринбурге. Работа требует синтеза разной информации, поэтому в нашем коллективе взаимодействуют археологи, геологи, геохимики.

– Как результаты вашей работы будут использоваться на практике?

– Археология пытается воссоздать все многообразие жизни в максимальной полноте. Доступный нам уровень знаний мы отобразили в восьмитомной работе «История Южного Урала». Теперь мы переходим на новый уровень, создавая базу для большого количества наших исследований и работы других специалистов.

Если наш инструмент будет грамотно методически составлен, то работу можно будет распространить на любые территории: Алтай, Поволжье, Центральный Казахстан… Как только мы сумеем накрыть этой сетью большую территорию, мы перестанем спорить о происхождении народов и узнаем, кто и откуда пришел на исследуемую территорию, а кто коренной житель.

– Готовятся ли сейчас к публикации результаты исследований, проведенных в рамках проекта?

– Несколько связанных с этой темой научных статей будут опубликованы в 2020 и в 2021 году. Так, мы готовим к публикации результаты исследования о диете древних людей. Мы проводили радиоуглеродное датирование и определение изотопного состава костей, чтобы определить, чем питались захороненные представители бронзового века за несколько лет до погребения. Такую информацию хранят кости и зубы. В пределах одного коллектива была замечена разница в показателях, и вопрос о причинах этой разницы мы прорабатывали.

Параллельно была завершена работа по изучению зубного камня. В зубном камне откладываются микроэлементы, по которым также можно диагностировать, что человек ел. Микроэлементный состав позволяет отследить связь с местностью. Проект был реализован в сотрудничестве с институтом Макса Планка в Германии.

– Есть ли другие новые проекты, в которых участвуют археологи ЮУрГУ?

– Да, второй проект поддержан госзаданием Министерства науки и высшего образования. В его рамках изучается развитие глобальной и локальной Мир-Системы для территории Южного Урала. Американский ученый Иммануил Валлерстайн считал, что Мир-Система возникла в XIV-XVI веках, но этого не может быть без древних истоков. Возможно, свое начало Мир-Система, то есть совокупность связей материального мира, берет еще в бронзовом веке. Какие связи были на Южном Урале в этот период и как локальная система соотносится с глобальной, нам предстоит выяснить. Этот проект в большей степени исторический, а не археологический, так что слово за учеными-историками ЮУрГУ.


Южно-Уральский государственный университет – это университет цифровых трансформаций, где ведутся инновационные исследования по большинству приоритетных направлений развития науки и техники. В соответствии со стратегий научно-технологического развития РФ университет сфокусирован на развитии крупных научных междисциплинарных проектов в области цифровой индустрии, материаловедения и экологии. В рамках данных направлений исследуются объекты металлургии, машиностроения, энергетики, ЖКХ, безопасного пространства городской инфраструктуры и комфорта человека.

ЮУрГУ – участник Проекта 5-100, призванного повысить конкурентоспособность российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров.


Также по этой теме:


Читайте нас:

Дарья Цымбалюк, фото: Данил Рахимов, Олег Игошин
Контактное лицо по новости: 
Дарья Цымбалюк, тел.: 272-31-64
Вы нашли ошибку в тексте:
Просто нажмите кнопку «Сообщить об ошибке» — этого достаточно. Также вы можете добавить комментарий.